Андрей Маркелов. Дубай в феврале 2014.
Части:
первая вторая третья

Часть третья.
Старый город

Со стороны Дубай выглядит так.




Стоит отойти немного — и почти пустыня.
Пальмы дохнут от жары.
Автобусы с грузовиками стоят.
Мечети высятся.
Водители с работы идут. В этих районах Дубая живут в основном приезжие рабочие из Пакистана, Ирана и Индии. Дубай почти целиком состоит из мигрантов. Коренного населения здесь всего около 20%, остальные 80% — приезжие. В основном они заняты в качестве обслуживающего персонала, туризм здесь развивают всеми силами. Подавляющее большинство населения знает английский, хотя и говорит на нем с кошмарным акцентом.
Двери.




Улицы.










Фасады домов и магазинов.








Задворки. Надо сказать, что в Дубае везде максимально чисто. Чтобы найти грязь, нужно её искать. Такие неприглядные переулки — редкость, да и не грязные они вовсе. Да, лежат пыльные ковры и сушится белье, но ведь это не грязь. Разбросанных бутылок, банок, пакетов с мусором в городе практически нет.




Одна из крупных улиц.


Надземный переход.
Уличный указатель. Редкие улицы в Дубае имеют осмысленное название, обычно это номер и буква.
Табличка.
Умывальники используются для омовения перед молитвой.
Больница и скорая помощь.

Старый город

Дубай — слишком современный город для трущоб. Тем не менее, небольшой старый город тут есть и расположен он в районе с названием Дейра. Здесь расположен известный Золотой рынок, Голд-Сук, а также торговые развалы. Пройти мимо довольно сложно: затащат и заставят купить любое барахло.

Район испещрен узкими лазейками.


Торговля идет полным ходом. Диалог обычно происходит такой:

— Привет. Сколько стоит арабская одежда?
— О-о-о, приветствую! Заходи, дорогой.
— Нет, погодите, я просто хотел узнать цену.
— Ой, да ладно тебе, заходи, давай покажу.

Захожу. Торговец достает одежду и начинает расхваливать.

— Смотри, какой материал. Прекрасное качество!
— Хорошо, хорошо, а стоит-то сколько?
— Надевай.
— Что? Зачем? Я хотел только цену узнать.
— Надевай, надевай.
— Эм... ну, ок.

Берет мой фотоаппарат и фотографирует меня в костюме.

— Смотри, вылитый шейх!
— Замечательно. Так сколько стоит?
— Ох... сколько б ты дал?
— Понятия не имею.
— Ну, пусть будет тысяча дирхамов (9 тысяч рублей) за все три вещи.

Дальше начинается открытый торг, в результате которого можно очень легко снизить цену в два раза, а если встать в позу, то и раза в 3-4. Говорят, что торг для арабов — признание качества товара и высказывание уважения к продавцу, а также демонстрация своей осведомленности. Может быть, это преувеличение, но торговаться действительно необходимо. Костюм достался мне в итоге за 400 дирхамов (3600 рублей). Наверное, стоило в ответственный момент просто уйти из магазина, чтобы продавец догнал и сбросил цену еще вдвое, но костюм и правда был хорош, а европейское сознание такой наглый торг не выдерживает.




Непосредственно Голд-Сук.
Рынок специй, Спайс-Сук.
Проезжие улицы и фасады домов.










Судя по всему, довольно старые дома, хотя и отреставрированные. Наверное, больше чем наполовину из какого-нибудь песка с глиной.






Таблички — нереальной красоты.


Представляю, как сложно вырезать арабские вензеля из дерева.
Снесли один из домов в центре трущоб.
Пристань.
Сюда везут кучу товаров из Пакистана и Ирана. Тут рукой подать, всего-то надо переплыть Персидский залив.




Корабли — ржаво-деревянные развалины.




На причале.
Капитаны сидят.
Вид на старый город с пристани.
Не удержался от соблазна залезть на крышу одного из зданий. Выбрал повыше, рядом с мечетью. Свободно прошел между рабочими, поднялся на последний этаж, открыл какую-то дверь, включил свет, по пожарной лестнице забрался и открыл люк на крышу.

Кучи спутниковых тарелок на крышах и белья на балконах.
Вид на мечеть и старый город. Минарет немного обрезался справа при сборке панорамы.
Части:
первая вторая третья