Минск у всех на слуху. Говорят, что в Белоруссии невероятный порядок и чистота. Это действительно так. На дорогах здесь лихачат только машины с российскими номерами, а у обочин нет мусора.

Но на этом все заканчивается, и оказывается, что Белоруссия — просто мыльный пузырь.

Минск

В Минске пусто.
Нет никого вообще.
Пусто на дорогах.
Пусто на улицах.
Пусто во дворах.
Пусто в парках.
Пусто на лавочках.
Пусто на остановках.
Почти пусто в трамваях.
Совсем пусто на площади у Дворца Республики.
Очень пусто рядом со штаб-квартирой КГБ. Да, в Белоруссии до сих пор существует КГБ. Может быть, поэтому здесь так пусто?
В центре Минска оказались такие же стеклянные купола и торговый центр под землей, как на Манежной площади.
Все прямо как в Москве, за одним исключением: совершенно нет людей.
И вместо Кремля стоит Дом правительства, возле которого дежурят то ли охранники, то ли менты. Снимать все это желательно с большого расстояния, потому что стоит только подойти с камерой поближе — заставят показывать все снимки или, чего доброго, прикажут удалять.

Даже с расстояния метров в триста меня приметил какой-то чекист и уже обратил внимание. Он надзирательно посмотрел в мою сторону, и подходить ближе никакого желания не осталось. Перед поездкой мне из первых уст рассказывали, как именно в этом месте задержали и заставили удалять снятые фотографии. На снимках были газон и цветы.
У Минска паранойя. Скажем, в Московском метро несколько лет назад тоже нельзя было снимать. Но было так: проходишь с камерой, снимаешь. И в одном случае из ста на тебя могли обратить внимание и попросить покинуть режимный объект.

Здесь не так. На входе в Минское метро, на любой станции — хоть в центре, хоть в спальном районе — стоят по два-три человека: как правило, дежурная, охранник и милиционер. Или дежурный и два милиционера. И в метро не то что снимать — не всегда вообще можно пройти с камерой.

Идешь с фотиком на шее — скорее всего пропустят. Но внимание привлечешь обязательно. Однажды охранник уже ринулся было в мою сторону, но я отвлекся на что-то, отвернулся. И он решил второй раз не рыпаться. Пропустил.

В другой раз я попросил сфотографировать турникеты в тот момент, когда рука опускает жетон. Я делаю такой кадр в каждом городе, где спускаюсь в метро. Нигде и никогда до этого никому нет никакого дела, даже спрашивать не нужно. Но только не в Минске. Строго запретили даже пытаться это сделать. Рожи железные. Убедить нельзя. Ни ласковым словом, ни тем более наездом — отведут в отделение. Глазом не моргнут.

На станциях снимать тоже запрещено, но там можно это сделать незаметно. Впрочем, снимать тут нечего. Минское метро никакое. Это, пожалуй, лучшая станция. Самая центральная.
На станциях висят телеки с рекламой.
Вагоны такие же, как в Москве.
Лица такие же, как в Москве.
Паранойя Минска куда глубже, чем кажется на первый взгляд. Можно было бы подумать, что она заключается только в запрете на съемку метро, КГБ и правительственных зданий. Но дело несколько глубже. На центр Минска просто неоткуда посмотреть с высоты. Поблизости нет никаких высотных зданий с обзорными площадками. Сейчас начали пускать на крышу гостиницы Беларусь, но только в сопровождении охранника. Да и не видно оттуда центр, слишком далеко.

Единственное хорошее место — колесо обозрения в Парке Горького. Парк совсем недалеко от центра, с него можно было бы увидеть проспект Независимости. Но колесо развернуто в другую сторону! Вместо вида на центр Минска с него открывается обзор спальных кварталов. Колесо строили в СССР. Сейчас, наверное, и в голову такого не придет, но все-таки чувствуется подход.
В общем и целом, визуально Минск довольно похож на Москву. Основные отличия заключаются в отсутствии пробок и относительной чистоте. Правда, не до конца ясно, за счет чего все это было достигнуто.

Сейчас в Белоруссии принят налог на тунеядство. Абсолютно невообразимая вещь в современном мире, вынутая из коммунистического прошлого. Мало того, что официально неработающих заставляют платить годовой штраф в размере 20 заработных плат. Так ведь еще при уплате этого штрафа поднимается вопрос: а откуда неработающий взял деньги для оплаты? И вот уже на несчастного «тунеядца» вешают незаконное предпринимательство.

Но самое удивительное в том, что и в Белоруссии, и в России, находится много сторонников такого закона. Дескать, а как еще заставить работать тех, кто не хочет работать? Или: почему государство должно платить тунеядцам бесплатным образованием и медициной?

Разумный ответ был бы таков: не платите за них. Добейтесь того, чтобы они не получали ничего бесплатно. А уж как заставить кого-то работать против воли — это вопрос хороший. Проще всего, конечно, взять и сделать это насильно. У власти есть все средства для принуждения: от судебных приставов до силовых структур. Сила у государства, безусловно, есть. А попробуйте-ка победить безработицу, не прибегая к принуждению. Есть ли у государства помимо силы еще и ум?

Поэтому не совсем непонятно, за счет чего достигнута минская чистота: за счет хорошей работы уличных служб или за счет принудительного труда? А так — верно. Технически чисто.
Впрочем, только технически. Возьмем один из дворов недалеко от центра.
Почти на каждом жилом доме висит табличка с его «паспортными данными». Неплохой артефакт советского прошлого. Жалко, что оформлено все настолько неприятно.
Так выглядит минский подъезд. Чисто? Технически — да. Мусор вокруг не валяется, но подъезд-то гнилой. Железная дверь с тюремной клеткой на окне покрашена сплошным слоем в серую краску, по дешевке купленную ЖКХ где-то на военном заводе. Замазано все, включая петли. Чудом не покрашена ручка и крыльцо.

Сам кирпичный дом хватило сил отремонтировать только с одной стороны, в итоге подъезд рассекает пополам крашеную стену с почерневшим кирпичом. Ну, и треснутый асфальт вперемешку с бетоном и бордюром у входа. То есть, обычный российский клоповник, по сути дела.
Домофон.
Детская площадка не менялась с советских времен.
Еще один подъезд в доме неподалеку. Чуть лучше отреставрирован дом, и асфальт свежий, но в целом все то же самое.
Еще один жилой дом рядом. Зеленой краской на стене намалевано: «Машины не парковать!». Подъезды при этом выходят прямо на парковку. Так чего ж тогда не парковать машины?
Еще один двор и детская площадка. Это центр Минска.
Возможно, просто неудачное место попалось? Да нет. Прогуляемся по разным частям города: везде нас встретят такие же голые, запущенные, дикие дворы.
Да что там дворы, даже за Домом правительства пустырь, как будто в деревне.
Что еще примечательно: в Минске почти ни у кого нет кондиционеров. Можно было бы подумать, что их зачистили городские власти. Но речь не идет о фасадах исторических зданий. Вот жилой дом недалеко от центра. Окна выходят во двор, никаких проспектов и проезжих частей — а кондиционеров нет. Есть подозрение, что позволить себе кондиционер может далеко не каждый. Возможно, по той же причине в городе не бывает пробок — автомобили не покупают.
На центральных улицах точно так же голо и уныло, как во дворах. Только места больше. Огромные безлюдные проспекты, где глазу не за что зацепиться. Это визитная карточка Минска.
Улицы настолько широкие, что кафе, решившие выставить летнюю веранду на помост, ничем не рискуют: места столько, что колонна танков проедет.
Одно хорошо: в Минске сажают деревья.
Деревья молодые, видимо, высаживать стали недавно. Наверное, без них улица смотрелась еще в два раза унылее.


Архитектура Минска в основном представлена советским ампиром. Жилой дом в центре.
Роскошные окна ресторана на первом этаже с колхозными занавесками.
Главпочтамт.
Прекрасное здание Большого театра. Довоенный конструктивизм.
Тот самый Дом правительства с дежурным чекистом. Конструктивизм. Отвратительное здание.
Напротив стоит Мингорисполком — модернизм.
Удивительно, но рядом с правительственными домами стоит костел в неоготическом стиле. Во времена СССР здесь размещался союз кинематографистов. После революции костел вернули верующим.
С современной архитектурой у Минска все очень плохо. Апофеоз безвкусицы — жилой комплекс «У Троицкого». Это монструозное нагромождение домов на самом деле один жилой дом. Просто кровь из глаз.
Улица Немига — аналог Нового Арбата в Москве. Слева находятся исторические кварталы, а справа — невменяемая бетонная стена.
Архитекторы этого ужаса решили впихнуть в одно здание по максимуму: на первом этаже стоянка, на втором — улица, подъезды и проход во двор. На третьем этаже расположились магазины, кафе и рестораны. После всего этого начинаются жилые этажи. Доступ к дому организован через бетонный мост, проходящий над дорогой.
Зашкаливающий пиздец.
Задний двор этого дома.
Также стоит отдельно отметить ЦУМ — Центральное Уебище Минска.
Это что-то вообще за гранью.
Кстати, читатель должен был обратить внимание на то, что в Минске все названия как в Москве: Академия наук, Парк Горького, ЦУМ, Большой театр, МКАД. Например, в Москве есть Пушкинская площадь с кинотеатром и логотипом Пепси на жилом доме (уже сняли). А в Минске есть площадь Якуба Коласа с филармонией. Рядом дом с логотипом Кока-Колы. И такое дежавю преследует во всем городе.
Здание Минской библиотеки — наверное, самая удачная современная постройка. Что бы про неё ни говорили, на фоне всего остального — это просто алмаз. Наверху есть обзорная площадка, да вот только библиотека так далеко от центра, что смотреть оттуда не на что. И в кафе обслуживают как в советской столовой.
Подводя итог: Минск — невероятно скучный, серый, унылый и бесполезный город. Улицы его безлюдны, а воздух пахнет паранойей и закомплексованностью. В Минске попросту нечего делать. Весь город вдоль и поперек можно изучить за два дня, уехать и никогда больше не приезжать.


Боровляны. Минское замкадье

Рассказ о Минске и его сравнение с Москвой были бы неполными, если бы мы не заглянули в минское замкадье. В шести километрах от Минской кольцевой автодороги расположен типовой спальный район Боровляны. Здесь много новостроек.
Благоустройство, конечно, очень слабое. Машины стоят во дворах. На въезде обычно есть шлагбаум, от которого больше вреда, чем пользы: кроме как в гости к новоселам сюда все равно никто ездить не будет.
Подъезд. Как в СССР мебель сразу с завода выпускали старой, так и в Белоруссии новые двери заранее красят серой краской.
Подъезды очень тесные и плохо освещены. Тамбуров нет. Двери квартир выходят сразу на лестничную клетку. Наверное, в этом ничего плохого нет.
Детская площадка. Дома строят новые, а для детей завозят металлолом.
Единственный плюс — крытая велосипедная стоянка! Можно летом не затаскивать велосипед домой, а оставить здесь.
Больше ничего хорошего в Боровлянах нет.
Более старые дома в этом районе. За годы ничего не поменялось.
Детская площадка — все то же самое.
Единственная отдушина — новое футбольное поле.
В соседнем дворе попытались поставить современную детскую площадку. Не получилось.
Магазин шаговой доступности.
Следующий двор.
На подъездных окнах — решетки. Дом девятиэтажный, зарешечены все этажи. Зачем?..
Чем дальше — тем хуже.
Совсем старые дома. На вид 80-90 годов постройки. А может это новые такие? Их же сразу такими строят.
Ну и, конечно, финал всей истории — стенд с выдающимися жителями района.
Их дом — Беларусь.


Детали

Общественный транспорт.
Туалеты встраивают прямо в дома.
Телефонные будки.
Монструозная предвыборная агитация.
Театральная афиша.
Уникальный светофорный сигнал, означающий, что после поворота будет пешеходный переход.
Знаки для велосипедистов (велосипедных дорожек в Минске нет).
Подземные переходы. Ни одна диктатура не справится с соблазном загнать своих людей под землю.
Ужасные новые таблички на домах. Огромные и неуклюжие.
Старые таблички во много раз лучше.
На некоторых домах в спальных районах номерные таблички вешают у верхних этажей.
Почтовый ящик Белпошты.