Гибралтар

Шесть миллионов лет назад Африканская тектоническая плита столкнулась с Евразийской, превратив в озеро и осушив Средиземное море. Позже непреодолимая сила — Атлантический океан — разрушит скалы и образует Гибралтарский пролив.

Шесть миллионов лет спустя вновь перекрыть Гибралтар попытается Адольф Гитлер, но столкнется с другой непреодолимой силой — Великобританией.

Геракл юрского периода

На горизонте абсолютно плоского испанского города Ла-Линея, из ниоткуда, из дымки, из утреннего тумана возникает гигантская, одинокая скала. Вокруг скалы нет ничего, и кажется, будто она не существует, парит миражом в атмосфере.

Название скалы, а также карликового государства, которое облепило скалу — Гибралтар — происходит от арабского «Джабал Тарик». «Джабал» в переводе означает «скала», а Тариком звали арабского полководца, который завоевал когда-то будущую Испанию. Вот так все просто.

Гибралтарский пролив симметричен: по ту сторону от Испании лежит государство Марокко, в край которого вкраплен кусок испанской территории — анклав Сеута. Неподалеку от Сеуты находится гора Мусы — почти копия горы Тарика.

Две эти символические горы, расположенные у самого выхода из Средиземного моря, легли в основу многих греческих мифов. Самый известный — десятый подвиг Геракла, в котором Геракл, или Геркулес, должен был украсть стадо коров у великана Гериона и привезти их в Грецию своему двоюродному дяде, вероятно, на Курбан-Байрам.

Согласно легенде, Геракл добрался до самого края мира, и когда на его пути встали Атласские горы, он не стал заниматься альпинизмом, а с такой силой ударил по ним, что горы разверзлись и образовали Гибралтарский пролив.

За проливом располагалась Атлантида, а благодаря подвигу Геракла у двух гор западного пролива есть еще одно название — Геркулесовы столбы. Их символическое изображение можно найти повсюду: от древних картин и фресок до испанского герба.

Но самое известное изображение Геркулесовых столбов — знак доллара. Происхождение знака достоверно неизвестно. Это лишь гипотеза, но очень убедительная: эволюция знака хорошо прослеживается на испанских символах и монетах.

Легендарная версия создания Гибралтара прекрасна и близка к реальности. Горы действительно когда-то пробила сверхчеловеческая сила, только это был не Геракл, а сам Атлантический океан.

Горы у пролива начали формироваться еще 200 миллионов лет назад в юрский период. Гораздо позже, 6 миллионов лет назад, на месте Гибралтара столкнулись две тектонические плиты — Африканская и Евразийская, и в результате столкновения Средиземное море оказалось отрезанным от мирового океана, превратившись в озеро.

Этот период геологи называют Мессинским соляным кризисом. Средиземное море в этот период почти пересохло за какую-то жалкую тысячу лет. Глубина моря достигала 3—5 километров, и в результате на дне высохшего бассейна получалось атмосферное давление в полтора раза выше обычного, а температура достигала 80 градусов. На высохшем дне образовались огромные отложения соли, а остатки воды по солености были похожи на Мертвое море.

Читатель, вы никогда не задумывались, откуда геологи все это знают?

На самом деле геология, как и астрономия — наука наблюдений. Астрономы буквально видят в телескоп события из прошлого: ведь скорость света конечна. Так же и геологи видят, или скорее читают события, произошедшие на Земле миллионы лет назад.

Во-первых, Средиземное море и сейчас немного соленей Атлантического океана, но главное — найденные на дне осадки сульфата кальция, которые не могли образоваться при температуре ниже 58 градусов.

Во-вторых, взгляните на подводную крупной реки, например Нила: его дельта уходит далеко в море, испещряя подводное дно каньонами, идущими на 2,5 километра вглубь. Но реки не текут под водой. На месте этих ручейков когда-то была суша.

Наконец, откуда-то взялись на островах: Кипре, Крите и Мальте — карликовые бегемоты. Это пример островной карликовости. Когда животное попадает на остров, где нет хищников, естественный отбор перестает работать: выживают не только крупные и сильные особи, а все подряд.

Вот и бегемоты в отсутствие хищников лишились своего размера на Мальте, но прежде они должны были туда попасть. Мигрантов из Африки тогда еще не было, так что они не могли взять с собой бегемота. Следовательно, сами дошли. По суше.

А потом случился всемирный потоп, который, впрочем, был далек от библейского: Атлантический океан проломил стык тектонических плит, и в бассейн Средиземного моря хлынули волны.

Уровень воды в воскреснувшем море поднимался, говорят, по 10 метров в день. Климат сильно изменился. Долину Нила затопило, исчезли ручейки и каньоны бывших рек. От могучих гор остались два осколка по разным берегам пролива. Бегемоты остались на Мальте, скукожились и сдохли.

Родился Гибралтарский пролив.

Ключ к Сталинграду

Сейчас Гибралтар — это не просто скала, а карликовое государство, заморская территория Великобритании, осколок бывшей Британской империи.

Англичане называют Гибралтар просто Скалой. Скала не всегда им принадлежала, а была вырвана из рук погибающей Испанской империи в начале 18-го века. С тех времен было подписано как минимум три мирных договора о признании Гибралтара частью Британии и еще были десятки устных признаний и подтверждений.

Испанцы же, с их уязвленным самолюбием за потерянную когда-то империю, положили болт на всякие там договора, поэтому они очень хотят вернуть Гибралтар себе. Правда, они не учитывают, что спорить с Британией по вопросам собственности — все равно что спорить с русскими о крепости водки.

Испанцы говорят, что по мирному договору Гибралтар — это только город и замок на горе. Действительно, в договоре так и написано. И вопрос бы на том и закрыли, если бы британцы не откопали «обычаи делового оборота» 18-го века, из которых вывели, что территорию в те времена уступали с учетом окружающей площади радиусом в два пушечных выстрела.

Испанцы от такого заявления ушли думать лет на 200 и пытались найти документы, что в 18-м веке пушки было принято заряжать не порохом, а текилой, поэтому ядра летали не слишком далеко. Но найти не успели, помешала гражданская война во главе с фашистом Франко.

По окончании войны внезапно выяснилось, что Британия втихаря запилила гигантский военный аэродром прямо через весь перешеек, и теперь на Гибралтар вообще можно пройти только через взлетную полосу.

Эти события происходили в сентябре 1939 года, когда Вторая мировая война еще только разворачивала свой кровавый поход на Европу. Великобритания уже тогда понимала стратегическую важность Скалы. Понимала её и Германия. План Третьего Рейха по захвату Гибралтара назывался Операцией Феликс.

С этой частью Второй мировой возникает много любопытных деталей, которые мало кому известны, и рассказать о которых во всех подробностях очень сложно.

Дело в том, что генерал Франциско Франко, захвативший власть в Испании, хотя и был по всем признакам фашистом и считался марионеткой Третьего Рейха, на самом деле являлся настоящим «джокером» войны.

Франко захватил власть в Испании, победив в гражданской войне. В этой войне он сражался с испанским Народным фронтом — союзом социалистов, коммунистов и сочувствующих при поддержке Советского Союза. Самого же Франко в войне поддерживали Гитлер и Муссолини. Гражданская война длилась 3 года и унесла жизни 450 тысяч человек. Режим, который установил Франко после победы, был весьма жесткой военной диктатурой и продержался аж до 1975 года, оставив Испанию в мировой изоляции и уничтожив её экономику.

Народный фронт Испании в свою очередь поддерживал СССР: поставил 650 самолетов, 350 танков, 20 тысяч пулеметов, 500 тысяч винтовок и 150 тысяч бомб. На стороне испанских коммунистов также участвовало около 2 тысяч советских граждан. Видимо, поддержка Советского Союза и впрямь была неплохой, ведь после победы Франко даже сказал:

«В сегодняшний день, когда Красная Армия пленена и разоружена, национальные войска достигли своей конечной цели в войне. Война закончена.

Так вот, при помощи этого Франко Гитлер и планировал захватить Гибралтарский пролив, чтобы полностью окружить Средиземное море. Но в то, что произошло дальше, трудно поверить. События развернулись так, что Франциско Франко, фашист, которого по сути привел к власти Гитлер, крайне тонко и дипломатично послал этого самого Гитлера, в любой форме отказавшись вступать в войну.

Тогда Гитлер отправил на переговоры с Франко крупного начальника разведки — Вильгельма Канариса — с задачей хотя бы уговорить его хотя бы разрешить провести Вермахт по Испании, чтобы взять Гибралтар.

Вместо этого Вильгельм Канарис — еще раз: высокопоставленный военный начальник Третьего Рейха — приехал к Франко и сказал, чтобы тот даже не думал ввязываться в войну, потому что Гитлер — обезумевший придурок, и Франко гарантированно получит люлей вместе с ним, когда Германия проиграет.

В результате после долгих «переговоров» с Франко Гитлеру так и не удалось договориться о захвате Гибралтара. Стороны опасались еще и Британии. Англичане вполне могли начать войну с Испанией, да и сам Гибралтар — этот кусок горы — был очень серьезно подготовлен к войне. Операцию Феликс Гитлер так и не начал, решив осуществить её после победы над СССР.

Больше всех об отмене операции сожалел на трибунале Герман Геринг. Он говорил, что план захвата Гибралтара был проработан до мелочей и позволил бы захватить всю Северную Африку. Он умолял Гитлера сначала взять Гибралтар, а потом нападать на Советский Союз, уверяя, что это решило бы исход войны. Отмену операции Геринг считал главной ошибкой Гитлера.

Итак, что бы произошло, если бы Гитлер взял пролив?

Скорее всего, это перерезало бы снабжение войск Британии и США, сражавшихся с Гитлером в Северной Африке. Нацисты взяли бы Суэцкий канал и захватили бы нефтяные поля на Ближнем Востоке и Кавказе. Почти 2/3 всей потребляемой нефти до 1941 года Гитлер получал от Советского Союза. После нападения на СССР Третий Рейх лишился основного источника сырья. Если бы нацистам удалось прорваться в Аравию, Сирию и Ирак — это обеспечило бы им полное снабжение ресурсами.

Если бы Гибралтар был взят, СССР мог бы проиграть Сталинград.

Победа в этой чудовищной битве, длившейся 5 месяцев, висела на волоске. Если бы Гитлер взял Гибралтар, отрезал бы Северную Африку от британского флота и захватил бы Суэцкий канал, то войска нацистской Германии без труда прошли бы на Кавказ и ударили бы по Сталинграду с юга и запада — именно туда, откуда пришло советское наступление.

Все это, впрочем, альтернативная история.

Чтобы попасть в Гибралтар, нужно добраться до испанского города Ла-Линеа и перейти государственную границу. Вот она, посреди улицы.

Гражданам Евросоюза вход свободный. Туристы из России должны показать паспорт с шенгенской визой — после короткой проверки пускают с условием вернуться обратно в тот же день.

Сюрреализм Гибралтара начинается сразу же. Первое, что видит путешественник — светофор для самолетов и пешеходный переход через взлетную полосу.

Терпеливо ждем, пока проедет и взлетит пассажирский самолет, и проходим.

И вот после переправы через аэродром перед туристом предстает Англия как она есть. На парковке стоят красные двухэтажные автобусы, в городе растут красные телефонные будки, королевские почтовые ящики и старинные уличные указатели с чопорным шрифтом.

Левостороннее движение в Гибралтаре, как и в Лондоне, заставляет писать на каждом пешеходном переходе «Смотреть влево». Автобусы останавливаются у чудовищно стильных остановок, а на светофоры надеты «олдовые» британские плацебо-кнопки. У обочины горной дороги торчит знак «↑↓ от заката до рассвета».

Английская педантичность. Я скучал.

Город Гибралтар стелется у западного подножья скалы. С этой стороны скала пологая, а с востока — резко обрывается вниз, и кроме дороги и нескольких зданий там ничего строить нельзя.

Форма скалы настолько странная, что как ни смотри на нее, все равно остается странное ощущение: как будто не можешь высмотреть в ней какой-то секрет.

Городская застройка в Гибралтаре плотная, и напоминает Англию разве что в мелких деталях.

Кроме почтовых ящиков и телефонных будок в городе полно кафе Fish and Chips. Разумеется, есть супермаркет Debenham's, одежный бутик Top Shop и другие британские бренды. Улицы завалены и не-британскими магазинами: в Гибралтаре есть и Apple, и McDonald's, и куча различных пиццерий, и килотонны магазинов электроники.

Гибралтар — известный офшор. Здесь нет НДС, так что это отличное место для шопинга. За последнюю модель iPhone X в Гибралтаре просят на 150 евро меньше, чем в Мадриде.

Слегка напоминает Англию раскраска фасадов, редкие орнаменты на стенах, наполовину испанские ставни и балконы, и цветные двери с королевским почтовым ящиком.

На этом сходства с Великобританией заканчиваются. Уже в ста метрах от центральных улиц начинаются панельные дома, часто довольно высокие: все-таки на крохотном острове живет 32 тысячи человек.

С высоты город выглядит довольно стремно.

С другой стороны, никто сюда и не едет, чтобы посмотреть на город. Все самое крутое в Гибралтаре расположено на скале.

Я утверждаю, что Гибралтарская скала, которая по площади куда меньше дачного участка среднего русского олигарха, вмещает в себя гигантское, колоссальное количество интересных мест. Вам не хватит одного дня, чтобы посмотреть все.

Что видно еще с подножия скалы — это замковую стену и башню, с виду похожие на типичный английский замок века примерно семнадцатого.

Когда оказывается, что замок построен еще маврами в 711 году — тут-то челюсть в пол и падает.

Это тот самый форт, от которого мерили 2 пушечных выстрела при споре с Испанией.

Замок был только самым началом горы, а я уже задыхался от подъема по крутому склону.

Гибралтарская скала — это сложная, испещренная дорогами и тропинками территория, ухоженный национальный парк. Даже просто погулять по скале стоит денег — за вход берут 1 фунт. Поэтому скалу поддерживают в отличном состоянии.

Гулять же по скале можно целый день. Во-первых, потому что тяжело перемещаться по горе. Во-вторых, из-за хитросплетения путей и различных мест. С высоты Гибралтарская скала выглядит фантастически: как будто обычный парк с улицами, площадями и аттракционами соскоблили с плоскости и натянули на сложный горный ландшафт — как в фильме «Начало», ну, почти.

На самой вершине Гибралтара находится британская военная база, и проход к ней закрыт. Подняться на скалу можно только частично, но даже здесь перехватывает дух.

С высоты видно, что бывший военный аэродром превратился теперь в пассажирский аэропорт Гибралтара, и все так же отделяет полуостров от Испании.

Между аэропортом и городом лежит большое кладбище, существующее с середины 18-го века. Здесь похоронены солдаты двух мировых войн.

Гибралтар постепенно обрастает высотными «панельками». Когда территория совсем закончится — британцы, должно быть, начнут строить дома прямо в скале, как это делают саудиты в Мекке.

На скале оборудовано несколько смотровых площадок.

Ветер здесь дует такой чудовищной силы, что в руках сложно удержать фотокамеру. При этом на саму скалу постоянно находит облако, а чайки, которые роятся здесь как пчелы, кажется, вообще не контролируют свой полет, полностью отдаваясь вечному урагану.

Однако Скала растет не только вдоль и вширь, но и уходит далеко вглубь — вся она испещрена военными туннелями Второй, Первой мировой войны и даже более старыми ходами и пролазами, строить которые начали еще в начале 1700-х годов.

Главная осада Гибралтара происходила на рубеже 1790-х годов, когда Скалу пытались отвоевать Испания и Франция. Двум странам так и не удалось одолеть кусок Великобритании. К тому времени Гибралтар уже весь был облеплен защитными сооружениями, но главное — был прорыт Туннель Большой осады.

Длина туннеля — 1,2 километра при длине всей Скалы всего в 3 километра. При этом туннель вовсе не пронизывает Скалу с одного конца в другой, а сосредоточен витиеватым клубком ходов с несколькими уровнями в северной части Гибралтара. Чтобы пройти весь туннель со всеми ответвлениями и секретными закоулками, потребуется не меньше часа.

Всю эту километровую систему рыли почти 90 лет вручную при помощи кувалды, лома и мешков с порохом. Когда дело близилось к войне — как раз успели прорубить Скалу насквозь и вырезать окно с северо-западной стороны.

При помощи туннелей англичане смогли обставить пушками Гибралтар со всех сторон. В результате осада двух сильнейших армий мира, шедшая 4 года, так и захлебнулась, не одолев крохотный холмик.

С тех пор ни одной осады Гибралтара так и не было, а система туннелей расширялась несколько раз: на рубеже 20 века, затем перед Второй мировой и последний раз — во времена Холодной войны.

Ко Второй мировой войне сеть туннелей превратила Скалу буквально в подземный город. Длина ходов увеличилась до 40 километров — это немыслимое число, в 10 раз превосходящее длину всего Гибралтара!

В недрах Скалы разместили все необходимое для многолетней осады крепости: здесь располагается и телефонный центр, и электростанция, и станция дистилляции воды, а еще госпиталь, пекарня, многочисленные погреба и даже автосервис для военных грузовиков.

На случай захвата Гибралтара нацистами также был предусмотрена секретная пещера с запасом продовольствия и боеприпасов, в которой могли размещаться 6 человек и вести незаметный обстрел врага. О существовании этой пещеры не было известно до 1997 года. Сложно представить, сколько еще секретов заключено в Скале. После прогулки даже по открытым туннелям становится совершенно очевидно, что Гитлер не взял бы Гибралтар.

Но внутренняя экосистема Скалы не заканчивается на военных туннелях. В другой части города находятся пещеры возрастом 20 тысяч лет. Мозг еще не успевает справиться с впечатлениями от военных туннелями, а Гибралтар подсовывает нечто совершенно новое, еще более сногсшибательное.

Расходитесь, тут не на что смотреть. Гибралтар запилил дискотеку в доисторической пещере со сталактитами.

Это вторая величайшая наглость англосаксов после изобретения частной собственности.

Я вытирал пот с лица и шел дрожащими ногами. В моем распоряжении было всего 5 часов на осмотр Гибралтара, и уже к середине дня стало понятно, что я не успеваю осмотреть даже половины Скалы.

Пропустив экскурсию по туннелям Второй мировой войны, я перешел на быстрый шаг. Выйдя из туннелей Большой осады, я почти бежал к пещерам. Придя в себя после пещер, я понял, что едва успеваю просто дойти до конца Гибралтара.

Вверх от пещер вела горная дорога.

В конце этих ступенек, уходящих в небо, обитала колония обезьян-маготов, единственная в Европе и редкая даже для Африки.

Маготы считаются главной достопримечательностью Гибралтара, и по всему полуострову развешаны таблички, запрещающие их кормить под угрозой большого штрафа: когда-то обезьян настолько прикормили туристы, что они стали зависимы от людей и вместо охоты стали грабить продуктовые магазины в городе.

По легенде, Гибралтар останется британским до тех пор, пока жива хотя бы одна обезьяна.

Лестница ведет выше колонии маготов и приводит к высочайшей точке Гибралтара, доступной для путешественника. Отсюда видно британскую военную базу, здесь находится ресторан и старая военная батарея, пушки с которой направлены прямо на пролив.

Наверх Скалы не обязательно ползти пешком. Канатная дорога сумасшедшей конструкции может доставить туда за небольшую плату, но я оказываюсь ровно посередине между двумя станциями. Вниз спуститься отсюда нельзя. Подниматься вверх — нет сил.

И вот мне, за пять часов не успевшему осмотреть карликовое государство размером с Кремль, уставшему и изможденному от сумасшедшего забега, остается только с грустью смотреть вдаль, где проплывают грузовые корабли.

Остается только смотреть на город, подпирающий Геркулесов столб.

Я все же нахожу в себе силы совершить последний бросок на север — и вот, на краю Европы обнаруживается мечеть. Гибралтар — это гора Тарика, мусульманского завоевателя. Все в порядке, мечеть здесь очень к месту.

Где-то на том конце горизонта видно побережье Африки, с такой же, симметричной скалой.

Я смотрю на нее и думаю о том, как поеду вскоре в Марокко и взгляну на Европу с противоположной стороны.

Смотрю, а позади меня остается Гибралтар с его титанической, невероятной скалой, развевающимся британским флагом и белесым шпилем мечети.

Да, типичная Британия.