Андрей Маркелов. Северная Англия, Ирлам и Виган в мае 2014.
Что мотаться по крупным городам? Гораздо интереснее заглянуть в английскую глубинку, посмотреть, как живут в деревне и небольших городах.

В своем майском путешествии я не слишком много времени уделил промежуточным остановкам, побывав в двух местах. Первое место — сельский город Ирлам (Irlam) численностью 18 тысяч жителей, расположенный между Ливерпулем и Манчестером. Второе место — средних размеров городок Виган (Wigan) со ста тысячами жителей, расположенный к северо-востоку от Ливерпуля, на пути к шотландскому городу Глазго.

Вообще, что такое Англия? Для меня это бесконечные желтые поля — везде цветет рапс. Это растение, из которого делают рапсовое масло, маргарин, мыло, комбикорм и биодизель.
Железнодорожные станции в сельской местности хотя и дряхлые и старые, но все равно чистые и ухоженные.
Вряд ли можно найти станцию, где не стоит кирпичный домик служащих, не висят электронные или бумажные расписания, нет крыши над головой, лавочек, освещения.
Электропоезд, ходящий между Ливерпулем и Манчестером, мало чем уступает междугородним поездам. Салон светлый и просторный, сиденья удобные, двери автоматические, есть столики и полки для вещей, туалеты, розетки. Здесь хочется сказать, что, хотя русские электрички и по всем параметрам ужасные ржавые развалины, которые можно выкатывать разве что для перевозки угля, но самый непостижимый ужас в них — двери между тамбуром и вагоном. Даже в новых моделях, Аэроэкспрессе, двери оставлены шатающимися в разные стороны, постоянно гремящими и отшибающими части тела. Пытается кто-то пройти с сумками в вагон, открывает рукой левую дверь, придерживает ее ногой, проносит сумки и хочет войти сам — хрясь его справа по голове! Пассажир отталкивает правую дверь, поезд кренит обратно — хрясь его левой дверью. Голову конструктора этих дверей отшибло его же дверями.


Ирлам

Не самое приятное место. Вроде город с низкой застройкой, а так — деревня. Встречает какой-то грязнющий забор.
Первая попавшаяся улица, как сошел с поезда.
Дом. Нигде в западных и английских странах нет глухих заборов, как в России. Заборами ограждают только заднюю часть дома, там где личный огород или газон. Перед, выходящий на улицу, ограждается либо низеньким заборчиком, либо не ограждается вообще. Насколько мне известно, это установлено законом. Конечно, это «кнут», но кнут исключительно полезный: улицы выглядят открытыми, чистыми, а не глухими и заброшенными.
Центральная улица. Паркуются здесь, видимо, где вздумают.
Еще жилые дома и улицы. Кто-то установил себе солнечные батареи на крышу.
Магазин «Все для дачи».
Отель «Корабль».
Паб «Белая лошадь».
Ремонт часов и ювелирной продукции.
Парикмахерская «Деревня». Я специально перевожу названия в своих отчетах, чтобы лучше передать их суть. Русскому любое название на иностранном языке кажется звучным и оригинальным. На деле английские названия могут быть точно таким же недоразумением.
Старый дорожный знак.
Даже в таких мелких полудеревнях висят знаки, что за своими собаками следует убирать.
Хорошо ли здесь жить? Безопасно ли? Совсем нет. На столбе висит знак «Предупреждение ворам: территория охраняется».
У самой станции на автостоянке разбитая в хлам машина. Под дворник заложен полицейский протокол.
В Ирламе есть довольно крупный колледж. Я попытался зайти в него. Разберешь его, кто там учится? В приемной на меня, двадцатилетнего небритого русского, в рваных джинсах и с огромным фотоаппаратом на шее, уставились с выпученными глазами: «Мистер, а что вам угодно?». Я честно сказал, что шел мимо и решил заглянуть — можно пройти внутрь? После этого диалога я обратил внимание на детей. В колледже учились дети. Поняв, что в таком виде заваливаться в детский колледж с камерой наперевес не стоит, я извинился и побыстрее ушел прочь.

Ирлам поделен на две части железной дорогой, под которой есть узкий, сырой и замшелый переход. Каждый день учащиеся колледжа ходят из одной части города в другую по этому переходу.

Чуть позже моего визита закончились занятия, и я видел, как дети огромной толпой шли домой. У станции, у перехода, стоял полицейский и следил за этой шеренгой.
Я не стал фотографировать никого из детей, ни отдельно, ни толпой. Они только случайно попали в кадр на фотографии с разбитой машиной. Меня несколько напряг мой визит в колледж, и стало не по себе — мало ли, что обо мне могли подумать и какие меры предпринять. Все мы наслышаны о чрезвычайной паранойе в Англии и США по отношению к детям и школам.

Думаю, я не зря напрягся. Дети опасны. Они все понимают лучше взрослых, и более того — могут умело этим пользоваться. Так получилось, что меня нагнала одна из частей детской шеренги, когда я шел уже в другой части города. Дети лет десяти, увидев мою камеру, начали прикалываться, обзываться и просить сфоткать. Очень навязчиво:

— Сфоткай меня!
— Эй, а ты откуда?
— А куда ты идешь?
— Ну сфоткай! Сфоткай!

Я не отвечал совсем. Тут один из них выдает:

— Эй, хочешь сфоткать меня голым?

На полном серьезе, он сказал это. Все засмеялись и продолжили шутить на тему фотографий голышом. На всякий случай я ускорил шаг, оторвался от них, и тут увидел полицейский участок на своем пути.

До сих пор с недоумением вспоминаю этот случай. Что планировал этот мелюзга? Донять меня, чтобы я начал его фотографировать, а потом устроить шоу рядом с полицией? Судя по его шуткам, он вполне мог. И учитывая мой странный визит в детский колледж, я вполне мог влипнуть в небольшую историю.


Виган

Станция Виган Северо-Восток — перевалочный пункт между Ливерпулем и Глазго. Здесь я делал пересадку. За час можно осмотреть центр города Виган.
Виган очень милый и уютный город. Вот одна из центральных улиц. Слева виднеется городской собор с английским флагом.
Кое-где похоже на Германию.
Кажется, это тоже викторианский стиль, хотя безумно напоминает немецкие дома.
В кадре все уличные детали: столбик, велостоянка, урна, переход, подсветка тротуара.
Вторая железнодорожная станция в городе — Виган Уолгейт.
Уличный указатель.